Skip to content

Объявления

Сорок первый?

В начале 80-х Рославльской инспекции рыбоохраны в центре города выделили просторное светлое помещение.
Стали его обживать: привинтили табличку на дверь, расставили столы, стулья, шкафы с документацией… Всё здорово, одно только угнетало: пустые стены, окрашенные в казённые серо-зелёные тона. Решено было декорировать кабинет деревянной рейкой, изготовить и разместить на стенах стенды с информацией и наглядной агитацией. Тематика соответствующая: «Правила рыболовства», «Наши будни», «Браконьеров к ответу», «Голубой патруль»… На стенде с названием «Рыбы наших водоёмов» предполагалось наклеить фотографии с изображением всех видов рыб, встречающихся в водоёмах южной части Смоленщины (именно эту территорию контролировала Рославльская инспекция).
Реки Остёр, Десна, Ипуть, Вороница с их многочисленными притоками составляли и составляют довольно густую гидросеть с богатой ихтиофауной, характерной для средней полосы России. Не сбросишь со счетов пруды, озёра, заводнённые карьеры. И всюду что-то своё, особенное, что отличает один водоём от других. Например, только в Десне, если повезёт, всё ещё можно поймать стерлядь; в Ипути уцелели сомы; на плёсах Остра ударами мощного хвоста напоминает о себе «конь-рыба» белизна… В более мелких речках и ручьях водились (и, надеюсь, водятся!) редкие ёрш-носарь, бычок-подкаменщик, гольян, щиповка, минога… Это кроме широко распространённых щуки, окуня, леща, плотвы, карася и многих других рыб, давно привычных для вездесущего рыболова.
В то время в коллективе инспекции уже работали опытные, высококвалифицированные специалисты, досконально знающие своё дело. Старший госинспектор А.И. Пищенко имел диплом инженера-рыбовода, госинспектор В.Т. Винокуров после окончания техникума успел поработать ихтиологом. Они приняли живое, деятельное участие в подборе материала для задуманного стенда.
Упомянув имена этих людей, хочу рассказать о них чуть подробнее.
Александр Иванович Пищенко – личность легендарная. Ветеран войны, педагог, он в своё время с нуля создал Рославльскую инспекцию, заложил добрые трудовые традиции. Рыбаки старшего поколения хорошо помнят его интересные, содержательные газетные статьи и заметки, а браконьеры с содроганием вспоминают встречи со строгим и бескомпромиссным инспектором. Он руководил инспекцией четырнадцать лет.
Перехватив эстафету у своего предшественника, Виктор Тимофеевич Винокуров возглавил инспекцию в самый трудный период безвременья, когда вроде бы всё реформировалось, а по сути бездумно разрушалось. В те непростые времена удалось не только выстоять, но и добиться высоких показателей в работе. Недавно Виктор Тимофеевич вышел на пенсию; грудь ветерана заслуженно украшают доблестные награды: знаки «Почётный работник органов рыбоохраны России» и «Почётный работник рыбного хозяйства Российской Федерации».
Горжусь тем, что мне выпала честь долгие годы служить плечом к плечу вместе с этими беззаветными тружениками, целиком посвятившими себя избранной профессии.
Итак, стали мы тогда подсчитывать, анализировать, делиться мнениями, накопленной информацией. В результате методом исключения насчитали тридцать два вида рыб, обитающих в «наших» водоёмах, встречающихся в уловах местных рыболовов. Их изображения с надписью названия и разместили на широком художественно оформленном щите. Уместились все, и ещё оставался небольшой резерв для нескольких фотографий. Вскоре и он был заполнен.
Смоленский и Десногорский рыбхозы, организованные на термальных водах АЭС, добавили к уже перечисленным видам судака, бестера, толстолобика, белого амура, канального сомика, форель и даже такую экзотику, как теляпия. Часть этих рыб организованно выпускалась в водохранилище в виде компенсации за возможный ущерб при использовании рыбохозяйственного водоёма в технических целях как пруда-охладителя, а часть ушла из садков стихийно в результате нештатного случая, непредвиденной ситуации.
Список пришлось расширить, на стенде уже едва хватало места для 39 фотографий. Оставался один незанятый участок, но и это место долго не пустовало.
Ротан! Наглым образом этот прожорливый сумасброд влез со своим уставом в чужой монастырь, смешал все карты, укоренился и заставил если не уважать себя, то, во всяком случае, с собой считаться.
Итак, стенд полностью заполнен, 40 фотографий. Можно ставить точку или ждать ещё сюрпризов? Оказалось, ждать…
Как-то в начале мая, уже под вечер, я на небольшой скорости шёл по Остру на моторной лодке – возвращался с патрулирования. Погода стояла чудесная: ясное закатное небо, цветёт и благоухает черёмуха, щёлкают соловьи… Уровень воды в реке после весеннего половодья шёл на спад, и нужно было маневрировать по руслу, выбирая глубокий фарватер. На хорошо знакомой реке это не представляет труда, но рта не разевай: то отмель, то корч, то иная помеха.
Неожиданно на одном из поворотов, метрах в пяти перед моторкой, из воды выскочила небольшая серебристая рыбина и, как крыльями трепеща длинными передними плавниками, пролетела по воздуху и на скорости ткнулась мне в грудь. Я машинально схватил дерзкую «лётчицу» свободной рукой и не разглядывая сунул в карман куртки: на месте разберёмся. Пленница недолго потрепыхалась и безропотно покорилась судьбе – затихла навсегда.
Вскоре я на свету в спокойной обстановке с любопытством разглядывал ниспосланный трофей. Воочию таких рыб встречать не приходилось: саблеобразная форма тела, длиной около двадцати сантиметров, длинные боковые плавники, верхний рот. Часть серебристых доспехов уже была с лёгкостью утрачена в тесном «каземате» моего кармана, но и по оставшимся чешуям легко просматривалась ломаная средняя линия, зигзагом прочерченная по плоским бокам. Чехонь? «Всемирной паутины» ещё не существовало, и пришлось обращаться к непререкаемым авторитетам: Сабанееву, Аксакову, Бергу, Черкасову. Догадка подтвердилась: по всем признакам, указанным в определителях, – она самая: сабля, косарь, теша, чеша, более известная как чехонь. Но откуда? «Темна вода в облацех»…
Поимка единичного экземпляра – исключение и, конечно, не повод делать серьёзные выводы и бескомпромиссные утверждения. Чехонь не омуль, для Смоленщины она никакая не сенсация: водится и в Днепре, и в Соже, и в Западной Двине. Но у нас, в тех реках, о которых упоминалось выше, она не встречалась. По опросам многочисленных рыбаков (кстати, известных любителей прихвастнуть) – не встречается и поныне. Сам же факт поимки, безусловно, интересен; он заставляет гадать и строить предположения, как половозрелая особь попала в воды Остра. Поднялась против течения в процессе дальней миграции? Икринкой занесена перелётной птицей и выжила? Завезена рыболовом в качестве наживки и выпущена на волю? Вопросов много. Может быть, получить ответ помогут письма неравнодушных читателей, заинтересованных тем, сколько всё же видов рыб можно встретить в «наших водоёмах». Номер 41 пока вакантен.
Алексей ПРАНОВ.
Рисунок автора.

Рославльская правда